В Азовском море исчезает рыба: кто виноват и что делать

0
27

Смогут ли рыборазводные предприятия края выполнить трехлетний план по восстановлению продуктивности Азовских лиманов.

Запасы рыбы в Азовском море катастрофически падают. Об этом шла речь на одном из последних краевых совещаний в Приморско-Ахтарском районе. Тогда губернатор края Вениамин Кондратьев отметил, что уже далеко не первый раз идет обсуждение бесконечных проблем некогда самых продуктивных водоемов страны, но решение не наступает.

Еще в 2015 году состоялся первый детальный разговор на эту тему, но, как видно, конструктивным он не получился. За пять последних лет промысловый запас рыбы снова сократился в разы.

На том же совещании губернатор обозначил еще одну проблему рыбной отрасли: плохое состояние лиманов – естественных нерестилищ и каналов. Вот что говорит статистика. В 70-х годах прошлого года воспроизводственная площадь лиманов – естественных нерестилищ – составляла 190 тысяч гектаров, сейчас – только 40 тысяч. Они зарастают водной растительностью и мелеют.

Палочка-выручалочка

Одним из эффективных методов биологической очистки водоемов считается выпуск в них растительноядных рыб – толстолобика и белого амура. В свое время это было опробовано в Восточно-Ахтарском нерестово-выростном хозяйстве. В его лиманах биомасса так называемых водных макрофитов, а проще говоря водорослей, достигала астрономических величин – 100 тонн на гектар. После выпуска в лиманы этого вида рыб из расчета 1000 экземпляров на гектар масса водорослей уменьшилась на 95 процентов!

Выпуск молоди амура.
Фото: azniirkh.ru

Все это привело к увеличению выхода молоди судака более чем в 50 раз. Неудивительно, что этот метод, уже использованный на практике и сейчас согласованный с Федеральным агентством по рыболовству, был взят за основу созданной в крае межведомственной рабочей группой, которая разработала программу расчистки кубанских лиманов.

Расчеты, проведенные учеными, показывают, что для подавления чрезмерной растительности в Азовских лиманах Краснодарского края объемы зарыбления должны составлять ежегодно не менее 22 миллионов штук сеголеток (молодняк текущего года). Стоит отметить, что в прошлом году, уже во время работы принятой программы, в лиманы было выпущено 860 тысяч экземпляров.

В 70-х годах прошлого года воспроизводственная площадь лиманов – естественных нерестилищ – составляла 190 тысяч гектаров, сейчас – только 40 тысяч.

Так как же тогда решать проблему, если и до миллиона недотянули?

– Так это уже в 11 раз больше, чем в позапрошлом году! – говорит руководитель управления развития рыбохозяйственного комплекса министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Артем Шевченко. – Прогресс есть!

Прогресс прогрессу рознь

Рост, конечно, есть – в сравнении с 80 тысячами позапрошлого года. Только и эти почти 900 тысяч штук молоди – совсем не 22 миллиона. В ближайшей перспективе предстоит напряженная работа, чтобы смогли-таки рыборазводные предприятия края выпускать в лиманы необходимое количество ценной молоди. В начале этого года в управление развития рыбохозяйственного комплекса министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края уже поступило заявок на 2 миллиона штук молоди. Осенью она будет выпущена в водоемы. Артем Шевченко отметил, что это только начало. Надо расширять производство травоядных рыб. В крае еще есть незадействованные площади. Так что 22 миллиона штук молоди – вполне подъемная цель.

Но у руководителей рыборазводных предприятий мнение не столь оптимистичное. Зональный рыбопитомник «Коржевский», что в Славянском районе, стоит разрушенный. У него через суды территориальное управление Росимущества в Краснодарском крае изымает почти 500 гектаров земли. А ведь только этот питомник мог производить до 15 миллионов штук молоди травоядных рыб! Крупный Рязанский рыборазводный завод (Белореченский район), в свое время построенный для зарыбления Кубанского моря, который мог бы хорошенько поработать на новую программу, снесен под самый фундамент. Адыгейский завод перешел в частные руки и ни в какой программе участвовать уже не будет.

«КН» уже не раз писали о судьбе Ангелинского рыборазводного завода, что в Красноармейском районе. Один из материалов вышел под заголовком «Не уйдет ли с молотка достояние республики?». Уже почти ушло в судебных спорах с тем же территориальным управлением. А ведь еще несколько лет назад здесь производили 750 тонн товарной рыбы, сейчас недотягивают и до 140 тонн. Удалось сохранить только маточник с уникальной породой краснухоустойчивого карпа, за что работникам предприятия при жизни надо поставить памятник. А Балку Косатую зарыблять боятся. В любой момент ее могут изъять через суд. Молодь толстолобика и белого амура в необходимых объемах здесь производить уже негде.

Как совместить несовместимое?

В Краснодарском крае была принята программа по развитию системы особо охраняемых территорий (ООТ). Система ООТ включает в себя заповедники, национальные и природные парки, государственные природные заказники. А это почти вся лиманная зона Краснодарского края, где работают рыборазводные хозяйства.

– Уже не первый год мы, если так можно сказать, выясняем отношения с руководством особо охраняемых территорий, – говорит генеральный директор некоммерческого партнерства «Объединение Краснодаррыба» Александр Миндра, в которое входят почти все рыборазводные хозяйства Кубани. – Нам говорят, что рыбакам никаких препятствий не будет. Но мы же не рыбаки, а рыбоводы. Это разные вещи. Нам говорят: «Будем согласовывать вашу деятельность», но не факт, что эта бумажная волокита решит вопрос. Или вот еще проблема, характеризующая ситуацию. По науке на зарыбленных прудах не должно быть водоплавающей, тем более хищной птицы. Птицы – разносчики болезней. Но теперь их запрещено отпугивать. Запрещены даже газовые пушки, которые рыбоводы использовали для этих целей. Как быть?

Как совместить несовместимое – большой вопрос. Например, администрации Темрюкского и Славянского районов не подписали постановление о создании особо охраняемых территорий в своих муниципалитетах, так как хорошо понимают, что тогда на рыборазводных предприятиях можно ставить крест.

Такая картина получается. Предстоит серьезно продумать, как еще помочь рыбоводным хозяйствам, кои еще остались в крае, чтобы точно знать: есть, где выращивать молодь, и травоядных рыб в том числе. Ведь за серьезной цифрой – 22 миллиона штук молоди в год – должна стоять прочная производственная база.